Майндфулнесс — будущее психотерапии

Home / article / Майндфулнесс — будущее психотерапии
Майндфулнесс — будущее психотерапии

Спустя 15 лет после того, как мир узнал о Когнитивной терапии на основе осознанности (MBCT), только у малой части людей, страдающих от депрессии, была возможность пройти этот новаторский курс лечения. Два ученых-инноватора не захотели мириться с этой ситуацией и решили «пустить майндфулнесс в массы».

Представьте себе такой сценарий. Виктор просыпается в будний день, к примеру, в среду, в тревожном настроении. Тревога свободно парит у него в теле, отчего мужчину начинает пробирать злость. Поднявшись с постели и зайдя на кухню, он слышит, как его сосед по комнате открывает пачку чипсов и горсть за горстью накладывает их в свой обеденный контейнер. Для Виктора хруст чипсов подобен реву реактивного двигателя ; это ни на шутку его раздражает. Ему хочется наорать на соседа, чтобы тот прекратил шелестеть чипсами и сейчас же вышел из кухни.

Он чувствует, что вот-вот выйдет из себя. В таком случае как он может сосредоточиться? Как он может работать с другими людьми? Возможно, ему лучше просто вернуться в спальню и свернуться в клубок под одеялом, но нет, он был там всего минуту назад. Виктор стоит как вкопанный  на этой кухне, и земля едва ли не уходит из-под ног. Он обхватывает голову руками и начинает кричать. Мужчина в который раз задается вопросом о том, а стоит ли вообще жить. На его последний крик о помощи его друзья, родственники и коллеги отреагируют с привычной долей страха и волнения. Через два дня его десятилетний сын приедет к нему на выходные – а может и не приедет. Боль Виктора скоро усилится.

История Виктора основана на реальных событиях из жизни реального человека. С целью анонимности мы изменили его имя, также как и некоторые подробности. Эта история мало чем отличается от историй других людей, страдающих от аффективных расстройств (перепады настроения) и депрессии. Наверняка, с вами тоже такое происходило, так как все мы люди и нам свойственно иногда терять контроль над своими эмоциями и настроением. Мы действительно знаем таких людей, которые регулярно борются с колебаниями в настроении. Некоторые из них проходят медикаментозный курс лечения, некоторые находятся на стационарном лечении, а другие развивают специальные навыки и применяют методы, альтернативные медикаментозному лечению и госпитализации.

От того, что мы знаем этих людей по имени — людей,  с которыми мы дружим, или потому что мы пытались разобраться с неконтролируемыми эмоциями самостоятельно, мы смотрим на эти психологические проблемы и расстройства, как на свои личные проблемы, которые никто не поможет нам решить. Но если взять всех людей, столкнувшихся с подобной личной проблемой и помочь им, в конечном итоге мы сможем решить проблему, общую для всех нас — проблему общественного здравоохранения. Это можно сравнить с общественным транспортом. Если вы не успеваете приехать на работу вовремя — это ваша личная проблема, но общественный транспорт, на котором тысячи жителей города ежедневно добираются на работу, транспорт, который потребляет бензин и загрязняет окружающую среду, —  наша общая проблема и мы должны решить ее сообща. Наше коллективное психическое здоровье — одна из самых затяжных “пробок” на пути развития общества, поэтому не стоит им пренебрегать и направить все силы на сохранение общественного психического здоровья.

По данным Национального института психического здоровья (National Institute of Mental Health) в 2014 году в США около 16 миллионов (почти 7 %) взрослого населения в возрасте от 18 лет и старше, по крайней мере, один раз впадали в глубокую депрессию в прошлом году. И около 10% взрослого населения страны страдают от аффективного расстройства (перепады настроения) – и эта цифра превышает численность населения в агломерации Большого Лос-Анджелеса. Это не просто люди, которые в конце тяжелого дня выходят из себя. Это хроническое состояние, при котором человек страдает от перепадов настроения и не может их контролировать. По оценкам Всемирной организации здравоохранения(WHO),  депрессия является основной причиной недееспособности у мужчин в зрелом возрасте и у женщин всех возрастов. К наиболее распространенным методам  лечения депрессии относятся анти-депрессанты, использование которых в США удвоилось в период с 1998 по 2010 год и выросло в пять раз с 1988 года. По оценкам, 23% женщин в возрасте 40-50 лет принимают антидепрессанты.

Практика осознанности была продемонстрирована во многих контекстах — как помощь людям с психическими заболеваниями и пост-травматическим стрессовым расстройством. Доказательная база эффективности медитации майндфулнесс мала, и научное исследование находится только на начальной стадии. Однако на своем личном опыте (а я практиковал медитацию майндфулнесс большую часть своей жизни), я пришел к выводу, что привычка уделять время самому себе и концентрировать внимание на том, что происходит в ваших мыслях и теле здесь и сейчас поможет вам лучше понимать ваши эмоции  и регулировать их. Раньше я никогда не думал, что медитация творит чудеса по мгновению волшебной палочки, я не верил в то, что человек с такими проблемами, как Виктор, терзаясь от душевной муки у себя на кухне, может просто сесть, начать медитировать, и его проблемы улетучатся. В ранних научных исследованиях и отдельных публикациях о медитирующих авторы задавались вопросом: можно ли использовать практику осознанности как способ психического исцеления и восстановления эмоционального баланса у  многих миллионов людей, страдающих от депрессии, других аффективных расстройств и проблем с психическим здоровьем в целом. В действительности, может ли практика осознанности стать будущим психотерапии?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, я побеседовал с двумя клиническими психологами и исследователями, которые специализируются на исследовании практики осознанности и ее применении в терапии. На самом деле, Зиндель Сигал (Zindel Segal) 

и Сона Димиджан (Sona Dimidjian) недавно опубликовали научную статью о перспективах проводимого ими исследования на тему интервенций на основе осознанности(mindfulness-based interventions) (опубликовано в октябрьском номере журнала American Psychologist  2015 года). В статье они описали то, какие способы применения практики осознанности оказывают наиболее продолжительный эффект на общественное здоровье в рамках ныне существующей системы охраны психического здоровья населения и, в частности, какие научные исследования потребуется. Сигал является одним из разработчиков и создателей Когнитивной терапии на основе осознанности(MBCT). Г-жа Димиджан в сотрудничестве с Сигалом протяжении многих лет обучала MBCT психологов и пациентов. Вместе ученые разработали программу  Mindful Mood Balance – программа, на основе которой люди смогут дистанционно проходить курс MBCT, используя мобильный  телефон, планшет или компьютер.

В 2014 году почти 16 миллионов взрослых в возрасте от 18 лет и старше в США испытали, по крайней мере, один большой депрессивный эпизод в прошлом году.

Среди его нескольких выдающихся должностей Сигала —  должность директора клинического обучения в аспирантуре кафедры клинической психологии  в Университете Торонто Скарборо(Clinical Training in the Graduate Department of Clinical Psychological Science at the University of Toronto Scarborough). Поэтому он непосредственно участвует в подготовке нового поколения врачей в области психического здоровья. Во время нашей первой встречи он  говорил об осознанности не как о том, что может «заменить» терапию и существующие терапевтические методы, а как о том, что может расширить возможности традиционной психотерапии за счет применения подхода на основе развития определенных навыков. Сигал —  прекрасный собеседник, и это не удивительно, так как когнитивная терапия основана на диалоге о том, что происходит в вашем сознании. Он начал беседу с немного риторического вопроса:

» C исторической точки зрения в чем именно когнитивная терапия достигла больших результатов?»

«В прозрении».

«Но ли достаточно ли одного прозрения?»

«Нет, для получения реальных устойчивых изменений само осознание пациентом того, что с его психическим здоровьем не все в порядке – недостаточно. Необходимо также приобретение навыков, обучение которым должно проходить в правильной последовательности. Именно практика осознанности обладает всеми преимуществами в данном вопросе. Все мы любим этот момент инсайта(прозрения), благодаря которому  пациенты продолжают посещать сеансы терапии. Но на этапе проработки (working-through part), где вы сталкиваетесь лицом к лицу с тем, что вас тревожит снова и снова и учитесь принимать это безоценочно —  вот, когда вы приводите свое прозрение в действие «.

Cигал пришел к практике осознанности как исследователь и клинический психолог, находившийся в поисках способов, благодаря которым терапия стала бы доступной для широких масс. В частности, его работа была сосредоточена на проблеме того, как у людей, оправившиеся после депрессии, может возникнуть рецидив после того, как что-то спровоцировало у них подавленное настроение — нисходящая спираль депрессии. Приведу слова Сигала из книги Train Your Mind, Change Your Brain (автор – Шэрон Бэгли): «Каждый опыт депрессии способен устанавливать прочные связи в сознании между подавленным настроением и чувством безнадежности и беспомощности. После  многократного повторения, сознание «по умолчанию» выбирает негативный паттерн настроения».

Первостепенной задачей для Сигала стал поиск средств и методов, которые помогли бы отключить этот «режим по умолчанию». И в 1992 году он нашел своих единомышленников и стал сотрудничать с Джоном Тисдейлом и Марком Уильямсом. В то время оба врача работали в Кембриджском университете. Если практика осознанности действительно помогает развить навыки, необходимые для работы с мыслями, как это   утверждали сторонники, то  эту форму медитации, в особенности ее применение в программе снижения стресса на основе осознанности (MBSR), можно успешно использовать в сочетании с когнитивной терапией. Долгое время многие ученые  рассматривали когнитивную терапию в качестве золотого стандарта лечения депрессии. При подходе, основанном на выработке навыков, пациентов просят как бы познакомиться со своими мыслями и перенаправить те из них, из-за которых им становится не комфортно(когнитивные искажения, или то, что некоторые люди называют «негативным внутренним диалогом ). Такой диалог требует пристального внимания и большого упорства.  Поэтому практика, которая позволяет развить навык видения и осознания мысли без мгновенного реагирования может стать идеальным дополнением к когнитивной терапии (КТ).  Когда КТ используется в сочетании с практикой осознанности, акцент смещается с изменения или фиксации содержания наших сложных мыслей на более глубокое и последовательное понимание (осведомленность) этих мыслей и тревожности. Сама осведомленность ослабляет связь между пагубными мыслями и событиями, происходящими в жизни человека.

Сигал, Уильямс и Тисдейл совместными усилиями разрабатывали восьминедельную программу по типу MBSR. Джон Кабат-Зинн, создатель программы MBSR, в самом начале имел некоторые опасения по поводу своей программы. Он переживал, что в учебном плане недостаточно акцентируется внимание на том, как важно для инструктора глубоко интересоваться  практикой осознанности лично, вне занятий. Напрасно переживал доктор Кабат-Зинн: в своей работе он достиг ошеломительного успеха.  В 2002 году была опубликована его книга «Когнитивная терапия на основе осознанности при лечении депрессии: Новый подход предупреждения рецидива» (Mindfulness-based Cognitive Therapy for Depression: A New Approach to Preventing Relapse) —  знаковая книга. Достоверность MBCT опирается на текущие исследования. На сайте MBCT в настоящее время выложено 11 ключевых научно-исследовательских работ. Следует особенно отметить значение двух публикаций —  результаты двух рандомизированных клинических исследований (опубликованы в 2000 и 2008 годах в журнале The Journal of Consulting and Clinical Psychology), которые показали, что MBCT на 50%  снижает риск рецидива у пациентов, страдающих от рецидивирующей депрессии. Результаты еще одного исследования, опубликованного в 2015 году журнале The Lancet, показали, что сокращения дозы медикаментов в сочетании с MBCT является столь же эффективным, как и стандартная дозировка лекарства при медикаментозном лечении.

Как и в случае с интервенциями на основе осознанности, не один всеобъемлющий психотерапевтический центр проводит занятия по MBCT, а ряд высоко-квалифицированных  преподавателей старшего поколения. Центры в Торонто, Великобритании и Сан-Диего предлагают профессиональную подготовку и вручение сертификатов по успешном прохождении курса. Тысячи желающих могут в любой момент  начать обучение MBCT, а сотни преподавателей помогут им в приобретении необходимых знаний и навыков.  Когнитивная терапия пользуется популярностью не только среди тех, у кого диагностировано аффективное расстройство. Многие люди считают осознание мыслительных процессов  полезным для себя. Одна из программ в Торонто, например, обслуживает членов целого арт-сообщества.

Как и MBSR, занятия по восьминедельной программе проходят раз в неделю по два часа, плюс однодневная сессия в середине курса. Программа объединяет в себе групповые медитации с последующей дискуссией под управлением тренера, различные виды дознания и отражения, а также упражнения на дом. По словам Сигала: «Повторение и постоянная проработка изучаемых приемов имеет ключевое значение в программе. И к нашей величайшей радости люди продолжают использовать полученные знания в повседневной жизни, за пределами первоначальной программы MBCT как в хорошие, так и в нелегкие времена».

За последние несколько десятилетий, Сигал стал преданным «фанатом» практики осознанности. Он постоянно практикует и твердо верит в эффективность практики на регулярной основе, поэтому он скептически относится к тому, что практику осознанности очень быстро внедряют в программу институтов, в которых готовят будущих практикующих врачей. «Я не  просто в один момент ввел в учебную программу, которую провожу лично, «инъекцию медитации». Все не так просто. Если врач хочет использовать в своей клинической практике элементы осознанности, он должен сам регулярно практиковаться, вне стен медицинского учреждения. Это серьезное обязательство перед самим собой. Как можно проследить за этим? Как это можно оценить в контексте профессионального учебного заведения? Быть молодым, амбициозным клиницистом и кое-что знать об осознанности, это одно. Совсем другое быть профессионалом своего дела, уметь направлять и тренировать пациентов.

Прямо сейчас можно с уверенностью сказать, что в любом местном центре психического здравоохранения многие из психиатров, клинических психологов, медсестер и вспомогательного персонала хотя бы краем уха слышали об осознанности, у некоторых из них даже был небольшой опыт, кто-то интересуется практикой осознанности в личных целях, но мало кто из них имеет такую подготовку, которая бы позволила им проводить MBCT или другую  подобную терапию со своими пациентами. В некоторых медицинских центрах проводят когнитивную терапию, однако она до сих пор не внедрена в общую систему охраны психического здоровья. К сожалению, этот прекрасный день наступит очень не скоро. Сигал высказал предположение о том, что с течением времени многие врачи начнут использовать практику осознанности как дополнительный элемент в своей терапевтической практике. У них будет  определенный личный опыт, они смогут обучать своих пациентов некоторым видам практики осознанности. Другие будут предлагать осознанность в качестве единственной опции. Сейчас мы можем наблюдать такую картину, в небольших масштабах. Для того, чтобы движение майндфулнесс переросло в нечто большее, необходимо не только повышать профессиональный уровень тренеров, но и создать единую систему стандартов и сертификации, которой могли бы доверять потребители. Сегодня довольно легко можно представиться тренером по MBCT и предлагать свои услуги. Такая ситуация вполне привычна для начального этапа, но для того, чтобы практика осознанности получила полное признание со стороны научного мира как самостоятельный метод лечения психологических расстройств, необходим более строгий мониторинг и стандартизации обучения».

Необходимы способы, благодаря которым  практика осознанности станет доступнее и охватит большее количество людей, нуждающихся в помощи.

Зиндель Сигал помогает подготовить почву для того, чтобы использовать майндфулнесс как средство восстановления психического у большего числа людей не только в научных целях, как и его близкая коллега Сона Димиджан. Когда я зватракал вместе с г-жой Димиджан в Боулдере, штат Колорадо, где она занимает должность профессора кафедры психологии и неврологии  Университетf Колорадо, я заметил, что своим голосом и манерой говорить она источает заботу. Впервые Димиджан столкнулась с осознанностью еще будучи подростком, однако серьезно она начала заниматься практикой в 1999 году, когда поступила в  аспирантуру Университета штата Вашингтон. Ее научный руководитель должен был выступить с докладом на конференции, но к всеобщему удивлению он не явился в назначенный день. Профессор умер от сердечного приступа. «После этого несчастного случая у всех нас, его коллег, учеников и членов его семьи наступил очень болезненный период. Так я вернулась к медитации.

Она также познакомилась с программой MBCT, которая в то время  находилась на стадии разработки. Димиджан очень заинтересовала эта программа, поэтому однажды она  «выследила» Сигала на профессиональном собрании и сказала ему: «Я хочу изучать это». Вначале он согласился курировать ее дистанционно,  с течением времени они стали  коллегами, а теперь они оба вот уже в который раз проводят занятия по MBCT, в том числе у группы людей, которые дали согласие на проведение видеосъемки  их занятий. В дальнейшем эти видеоматериалы  использовались в веб-версии программы Mindful Mood Balance.

Димиджан и Сигал  привержены двум основным принципам: научная достоверность и помощь как можно большему количеству людей. Оба они взаимосвязаны: научное обоснование программы приводит к признанию ее государственными учреждениями здравоохранения.

Признавая это, как и другие, они двигались в обоих направлениях: содействие и продвижение  науки и сохранение при этом фокуса на потребностях миллионов люде. В течение нескольких лет оба ученых работали над эпохальной статьей под названием «Перспективы клинической науки в интервенциях на основе осознанности» (Prospects for a Clinical Science of Mindfulness-Based Intervention). Как только определенная область науки становится трендовой, появляется огромное количество исследований, но спустя  некоторое время невольно задаешься вопросом: «И как это все работает?». Одно дело что-то старательно  изучать (вспомните все исследования о кофе и вине, о которых  вы когда-либо слышали); и совсем другое дело применить эти знания в жизни и добиться реальных изменений.

Сигал и Димиджан детально рассмотрели ряд многотомных исследований, посвященных интервенциям на основе  осознанности и стали классифицировать их в соответствии с образцами этапов исследований от Национального института здравоохранения. Согласно этим моделям исследование проходит в 3 стадии: от фундаментального исследования (определение характера нарушения, подлежащего лечению), через подтверждение эффективности (данный метод лечения работает в контролируемых условиях), вплоть до эффективности, внедрения и распространения (лечение действительно может помочь людям в рамках существующих или новых разработанных систем оказания помощи с минимальной потерей качества и эффективности).

Существует множество подводных камней на пути от лабораторных исследований к широкому использованию. Многие перспективные идеи не находят одобрения  и воплощения в реальной жизни. Например, экспериментальная программа по обогащению рациона в государственных школах может достичь поразительных результатов, но возможно ли ее внедрить во все государственные школы США с численностью в 50,1 миллиона школьников?

В общем и целом, сохранение эффективности методов, которые дают результаты в малых масштабах, при использовании их в больших масштабах – самая острая проблема общественного здравоохранения.

По поводу интервенций на основе осознанности Сигал и Димиджан рекомендуют следующее: «сделать паузу» в проведении огромного количества исследований на тему осознанности и определить самые большие препятствия на пути к удовлетворению потребностей в области здравоохранения. «Простое накопление томов однотипных исследований» без выявления реальных пробелов вряд ли сможет продвинуть эту область научного знания. Одной из самых больших проблем в исследовании является контроль качества подачи материала учителем/ тренером и методологии. Разнообразие стилей преподавания и методов поражает, не говоря уже о возможности тренеров вносить в программу курса свои личные наблюдения. Еще одна трудность заключается в нахождении индивидуального подхода к каждому из участников и в определении эффективной «дозы» практики осознанности. Немаловажен вопрос о длительности сохранения эффекта после прохождения когнитивной терапии.

Если программа исследования не выйдет нановый уровень, то интервенции на основе осознанности могут так и остаться, как сказал мне Димиджан, «товаром из бутика, который  предлагает «кучка» лиц малым группам имущего населения». Если  возможности программы не позволяют широко применять ее, как например, ремни безопасности или пеницилин, — то она не входит в рамки общественного здравоохранения. Как клинические ученые мы сможем решить проблемы, связанные с неудовлетворенными потребностями в области психического здоровья только тогда, когда наша методика окажется одинаково эффективной как в лечении болезней в малых, так и в больших группах людей».

На начальном этапе своей работы с MBCT, Димиджан обратила внимание на то, как нелегко беременным женщинам и молодым мамам получить доступ к таким программам, как эта. Они слишком заняты. И тем не менее они находятся в группе риска развития депрессии, особенно если в прошлом у них был хотя бы один эпизод депрессии. Поэтому Димиджан начала серию прикладных исследований. Она также стала размышлять о том, как можно использовать новые технологии, благодаря которым большее количество людей может получить доступ к программе, не выходя из дома.

Принимая во внимание широкое использование Интернета,  смартфонов и планшетов, Сигал и Димиджан решили отправить заявку на получение гранта на разработку онлайн версии MBCT. Совместно с коммерческим разработчиком Mindful Noggin они несколько лет проработали над этим проектом. Как результат на свет появилась программа Mindful Mood Balance (MMB). MMB рассчитана на ту же целевую аудиторию, что и MBCT. Димиджан отмечает: «Эта программа не предназначена для людей, которые находятся в кульминации острого приступа депрессии. Ее цель состоит в том, чтобы предотвратить рецидивы и помочь людям приобрести навыки, необходимые для ослабления остаточных симптомов депрессии «.

На данный момент  к программе MMB нет общего доступа и, вероятно, его не будет еще какое-то время. Сигал и Димиджан тестируют ее на эффективность, а также выясняют, какой группе пациентов она подходит больше, прежде чем предоставить широкий доступ к программе. Сейчас ученые в тесном сотрудничестве с исследовательским институтом Кайзера (штат Колорадо) проводят исследование с участием 100 испытуемых. В статье из журнала Behaviour Research and Therapy приводится следующее: результаты исследования показывают «значительное снижение тяжести протекания депрессии, которое сохраняется в течение полугода, а также усиление  осознанности и сокращение количества случаев руминации». Подобная информация была также опубликована в журнале Medical Internet Research. Разновидности программы ММВ также доступны для врачей. Они могут протестировать ее и дать свою оценку.

Проверив мое удостоверение журналиста, разработчики открыли мне доступ к  MMB. Программа предусматривает развитие следующих навыков: на первоначальном этапе идет обучение фокусировке внимания на чем-либо, далее следует преодоление трудностей, и самый высокий уровень —  разработка планов и стратегий для предотвращения рецидива. Программа разработана для реальной жизни. Вы можете к ней вернуться онлайн в любое время. К тому же вы можете присылать вопросы непосредственно инструкторам, которые с радостью вам ответят. Эта система «вопрос-ответ» сохраняет все сообщения, поэтому вы сможете видеть вопросы от других пользователей и ответы от специалистов. Инструкции по медитации предлагаются в форме видео- и аудиозаписей. Вам присылают домашние задания по теме осознанности, которые после выполнения вы присылаете инструктору на проверку. Программа также оснащена динамической анимацией, на которой вы можете увидеть вопросы о том, как вы себя чувствуете после практики осознанности, какие мысли и эмоции у вас возникали при выполнении упражнений, и какие ощущения в теле вы испытывали.

Метафоры и поэтические средства занимают немаловажное место в программе. Если представить, что ваши мысли плывут, как облака, на экране вы будете смотреть на проплывающие облака. Это похоже на видео-игру, с одним лишь отличием в том, что объекты, по которым вы ориентируетесь, находятся у вас в сознании, в теле и в том, что у вас перед глазами непосредственно в момент выполнения упражнения. Самое удивительное то, насколько эффективными могут быть видеозаписи групповых запросов. Я действительно почувствовал себя одним целым с девятью другими пользователями, которые проходили курс MBCT, записанный на видеокамеру специально для MMB. Я сочувствовал им всеми фибрами моей души, и  в них я увидел самого себя. По началу мне казалось, что для постоянной полноценной практики необходим личный контакт с другими людьми, но в этом отношении программа ММБ оказалась очень удобной: она похожа на Skype. Поэтому я действительно ощущал то, что я был рядом с этими людьми.

Когда я разговаривал с Сигалом о ММВ, он подчеркнул, что «Сона и я стараемся сохранить правильный баланс между расширением доступа к практике осознанности через учреждения здравоохранения  и сохранением неразрывной связи между приобретенными знаниями и практикой. Мы ищем способы поддержания постоянной практики за счет внедрения в программу новых технологий, которые могут несколько отличаться от  традиционного взаимодействия между учителем и учеником ». Димиджан отметила, что они  готовы использовать «революционные технологии  (вспомните, как интернет-банкинг или интернет-магазины изменили нашу жизнь) для того, чтобы как можно больше людей получили доступ к программе, и при этом мы будем действовать очень обдуманно и острожно». «Как врачи мы должны строго соблюдать этический кодекс —  клятву Гиппократа, а также выполнять функцию связующего звена между программой и пользователем,  не выходить за рамки нашей компетенции, тестировать каждое нововведение и уметь признавать то, что определенные проблемы другой специалист, который руководствуется другими методами, может решить лучше нас ».

Сигал и Димиджан  считают, что практика осознанности определенно  станет важным элементом в повышении уровня психической гигиены у всех нас: «Ежедневно мы уделяем внимание  защите физического здоровья и физической безопасности: мы чистим зубы, занимаемся спортом, пристегиваем ремни безопасности. А как же защита психического здоровья? Уделяем ли мы ей внимание каждый день?

Сейчас мы изучаем и тестируем такие ежедневные практики, которые помогут защитить наше психическое здоровье и благополучие. Как только мы определимся с видами этих практик и проверим их эффективность, нам нужно будет выяснить, благодаря каким механизмам как можно большее число людей сможет не только узнать о них, но и сделать эти практики неотъемлемой частью своей повседневной жизни».

Действительно ли практика осознанности — будущее терапии, в частности, при лечении аффективных расстройств? Если совсем уж придраться, правильный ответ – «нет», так как это неразумно полагать, что у всего на Земле есть будущее. Когда дело касается людей и того, что нас беспокоит, забудьте о том, что существует  единственное верное решение. «Аффективные расстройства  представляют собой комплексное явление», — отмечает Димиджан. «Даже само слово депрессия обозначает сразу несколько нарушений. Эффективное лечение и ее профилактика требуют комплексного подхода. Вы должны иметь под рукой целый арсенал различных вариантов, ориентированных на потребности отдельных лиц и групп людей. Эффективная наука предполагает следующее: эта методика лечения эффективна  для такой-то группы людей при таких-то условиях «.

Прямо сейчас, если Виктору, дрожащему от злости у себя на кухне, повезет, то он сможет связаться со специалистом по вопросам охраны психического здравоохранения, у которого есть доступ к одобренным программам на основе осознанности. И, возможно, однажды Виктор сможет скачать на свой телефон специальное приложение,  благодаря которому он действительно научится предотвращать рецидив. Это может изменить его жизнь, и жизнь его сына, а также всех тех, кто находится рядом с ним.

Вы же хотите, чтобы ему повезло?

Адаптированнный перевод с англ. Сергея Болсуна. Источник: mindful.org

При перепечатке ссылка на www.bolsun.ru обязательна