LE FIGARO: почему активные люди обращаются к гипнозу?

Home / article / LE FIGARO: почему активные люди обращаются к гипнозу?
LE FIGARO: почему активные люди обращаются к гипнозу?

Стресс, страх публичных выступлений, стремление к достижению совершенства…

Многие профессионалы (менеджеры, руководители, политики) прибегают к гипнозу.

Axel ZOUAOUI, гипнотизер, описывает в газете LE FIGARO «закулисную» сторону своей деятельности.

Axel ZOUAOUI: Есть много поводов, по которым некоторые люди обращаются к гипнозу. Иногда по личным причинам (развод, различные жизненные трудности). Часто по причинам, связанным с профессиональной деятельностью (стресс, беспокойство, производственные показатели). В наше время граница между частной и профессиональной жизнью стала, как никогда раньше, настолько хрупкой, что только в редких случаях эти сферы не связаны между собой. Несмотря на то, что в нашем обществе гипноз становится более демократичным, в некоторых культурах он по-прежнему считается колдовством… Практика гипноза нашла широкое отражение в литературе или искусстве, подобно этой картине под названием «Сеанс гипноза» работы шведского художника Ричарда Берга, 1887 год.

По мнению Axel ZOUAOUI, гипнотизера, практикующего в парижском регионе, «в гипнозе нет никакого чуда, это терапевтическая практика». В интервью газете Фигаро он рассказал о «закулисной» стороне своей работы и о том, что заставляет французов, ведущих активный образ жизни, приходить на сеанс гипноза в его кабинет в семнадцатом округе.

Le FIGARO: Является ли феномен обращения к гипнозу по профессиональным причинам тенденцией последних лет?

Axel ZOUAOUI: Обращение людей к гипнозу по причинам, связанным с профессиональной деятельностью, не является новым явлением. Такие люди составляют около 30% моих пациентов. Это то, что я называю «гипно-коучингом». С другой стороны, я наблюдаю на протяжении последних примерно двух лет пик обращения пациентов, которые находятся в состоянии истощения или крайнего переутомления. Они приходят, потому что хотят вернуть себе хорошее самочувствие, понять и справиться с болезненным негативным профессиональным опытом.

Le FIGARO: Есть ли типовой профиль активных людей, которых вы принимаете?

Axel ZOUAOUI: Я принимаю около 60% женщин и 40% мужчин всех возрастов. Это ИТР, руководители предприятий, но также много общественных деятелей, художников и политиков. Перед выборами они приходили по нескольку раз. Это часть их подготовки к публичным выступлениям. Они хотят повысить свои способности сопротивляться страху, стрессу, улучшить язык жестов, легкость речи и способ самовыражения…

Le FIGARO: Как вы объясните тот факт, что вашими клиентами являются, в основном, более «старшие» представители из мира труда?

Axel ZOUAOUI: Очень часто это активные люди, которые находятся в критической фазе психологической хрупкости. У них за плечами семи-восьмилетний стаж работы в одной и той же компании. Такой продолжительный срок работы порождает напряженность, неуверенность, тревоги и страхи, от которых они хотят избавиться.

Le FIGARO: Именно так вы определили бы вашу профессию? Устранять определенные проблемы и оптимизировать определенные компетенции?

Axel ZOUAOUI: Скажем так, что я перепрограммирую новые модели жизни или поведения и отменяю некоторые другие. Для этого мне требуется около часа. Проще говоря, это можно сравнить с психологическим компьютерным апгрейдом: ваша операционная система устарела или неисправна или вовсе больше не пригодна, и моя роль заключается в том, чтобы заменить ее и сделать оптимальной.

Le FIGARO: Вы говорите, что вам нужен один час для завершения этого апгрейда. Можете ли вы описать, что происходит в течение этого периода времени?

Axel ZOUAOUI: Первые полчаса посвящены процедуре анализа личности. Я задаю моему пациенту вопросы о его личной или профессиональной жизни, касающиеся его будней, при этом вопросы могут быть абсолютно нелогичными, поскольку они никак не связаны между собой. Эта первая часть позволяет мне «сканировать» пациента, чтобы выявить то, что его блокирует, его слабые места и потребности. Затем мы переходим в другую комнату, более комфортную, в которой мой пациент может удобно расположиться. Именно с этого момента начинается сеанс гипноза, с помощью которого у пациента произойдут позитивные изменения, которые он хочет получить.

Le FIGARO: А если цели, преследуемые пациентом, абсурдны или слишком амбициозны, что вы ему говорите?

Axel ZOUAOUI: Я даю ему понять, что существуют ограничения, и советую ему оставаться в рамках того, на что он способен. Я не беру на себя риск консультировать такой профиль, т.к. это противоречит моему терапевтическому протоколу. На предварительном этапе, перед тем как согласиться принять пациента, я применяю к нему некий фильтр. Есть определенные профили, с которыми я не хочу работать по этическим соображениям. У некоторых из них есть проблемы, связанные с медициной, психологией или любой другой терапией, адаптированной к их случаям. Гипнотерапевт не должен заниматься всем или чем попало, т.к. у него также есть свои ограничения, как и у любой другой признанной терапии. Но что касается моих пациентов, которые обращаются по профессиональным поводам, я должен сказать, что они редко выдвигают непомерные просьбы.

Источник: lefigaro.fr

Адаптированнный перевод с французского bolsun.ru

При перепечатке ссылка на www.bolsun.ru обязательна